English Chinese (Simplified) Русский
Последние новости Все новости >>>
13.09.2019 Куйвашев созывает олигархов. Кто заработает миллиарды на Универсиаде//Комментарий Управляющего партнера ЮФ "ЮРЛИГА" Ивана Волкова.
20.02.2019 СВЕРДЛОВСКИМ ОБМАНУТЫМ ДОЛЬЩИКАМ РАСШИРЯТ ПРАВА. ОЧЕРЕДЬ ЗА КВАРТИРАМИ ВЫРАСТЕТ НА ТРЕТЬ.
12.02.2019 Попытка провалилась: бывшая тёща Дмитрия Лошагина отказалась пойти с ним на мировую//Комментарий Управляющего партнера ЮФ "ЮРЛИГА" Ивана Волкова.
+7 (343) 228 34 40 (45, 46)
Дополнительные адреса и телефоны

Адрес офиса для корпоративных клиентов Группы предприятий "ЮРЛИГА":
620057, Россия, г. Екатеринбург, ул. Таганская, 55-А, офис 408.
Контактные телефоны в данном офисе:
+7 (343) 228-34-40
+7 (343) 219-88-25
+7 (343) 378-51-77
+7 (950) 638-44-26
факс: +7 (343) 228-34-40

Адрес офиса для клиентов - физических лиц, Группы предприятий "ЮРЛИГА":
620057, Россия, г. Екатеринбург, ул. Таганская, 55-А, офис 402.
Контактные телефоны в данном офисе:
+7 (343) 200-60-15
+7 (953) 387-51-00
факс: +7 (343) 228-34-40

Представительство Юридической фирмы "ЮРЛИГА-БИЗНЕС" в городе Сочи:
354340, Россия, г. Сочи. ул. Конституции, 18
Контактные телефоны в данном офисе:
+7 (8622) 37-54-41
+7 (918) 105-16-27

Дифференциация мошенничества: изменения в уголовном законодательстве в декабре 2012 года

PDF Печать E-mail
14.01.2013 11:49
kanaeva.jpg.jpg
 
Статья подготовлена юристом практики Фирмы «Комплексная правовая безопасность бизнеса» Канаевой А.С.
 
 
10 декабря 2012 года вступил в силу Федеральный закон от 29.11.2012 №207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», который ввел дифференциацию мошеннических действий в зависимости от сферы правоотношений, в которой совершаются преступные действия, способа совершения, предмета и объекта преступления. На самом деле, законодательное описание и закрепление получили те виды мошенничества, которые уже давно широко распространены в криминальной среде России, но за неимением специальных составов квалифицировались правоприменителями по общему составу статьи 159 Уголовного кодекса РФ, хотя степень общественной опасности у этих преступлений очевидно разная. В Пояснительной записке к законопроекту цель принятия поправок была обозначена таким образом: дифференциация мер уголовно-правового воздействия на лиц, совершивших мошеннические действия, в зависимости от сферы совершения указанных действий, а также от предмета и способа совершения преступлений.
В Уголовный кодекс РФ введены новые составы мошенничества (статьи 159.1 – 159.6 УК РФ):
- в сфере кредитования;
- при получении выплат (пособий, компенсаций, субсидий и иных социальных выплат);
- с использованием платежных карт;
- в сфере предпринимательской деятельности (намеренное неисполнение договорных обязательств);
- в сфере страхования;
- в сфере компьютерной информации.
Таким образом, при совершении лицом мошеннических действий применению подлежит общий состав о мошенничестве (статья 159 УК РФ), если в деянии не присутствуют признаки специальных составов ст.159.1-159.6 УК РФ.
 
Статья 159.1 УК РФ: «Мошенничество в сфере кредитования»
По данной статье подлежат уголовной ответственности заемщики, совершившие хищение денежных средств путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений.
Субъект данного состава преступления – специальный: лицо обязательно должно на момент преступления быть заемщиком по отношению к кредитору (не обязательно банку), т.е. между преступником (заемщиком) и его кредитором (займодавцем) должен быть заключен договор займа (кредитный договор). Спорный вопрос – будет ли в действиях заемщика усматриваться состав данной статьи, если кредитный договор будет недействителен (заключен с существенными нарушениями закона)? Скорее всего, таких случаев будет немного, так как основную массу займов выдают кредитные организации, в которых проекты договоров проходят тщательную аналитическую проверку.
Объективная сторона данного состава характеризуется специальным способом: представление кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений. Под такими сведениями понимаются сведения о месте работы, уровне заработной платы и иные сведения, на основании которых кредитор принимает решение о выдаче займа. Скорее всего, при представлении заемщиком в банк поддельных документов для получения кредита, если такие документы являются документами официального образца (например, служебное удостоверение), преступление будет квалифицироваться по совокупности со статьей 327 УК РФ.
Всегда ли в таких преступлениях потерпевшее лицо – кредитор по договору займа? Потерпевший – всегда тот, кому преступлением причинен вред. То есть в любом случае это собственник переданных денежных средств, которые выбывают из его владения еще в момент заключения договора, а после того, как кредитор узнает о недостоверности представленных заемщиком сведений, он утрачивает право на их возврат. Здесь мы находим еще один интересный законодательный парадокс: момент совершения преступления тесно связан с моментом передачи денежных средств, хотя в реальности они могут идти с временным разрывом – часто банки принимают решение о выдаче кредита не сразу, а в течение нескольких дней. С какого момента тогда будет совершено преступление? С момента, как заемщик вручил представителю кредитора в руки подложные документы, или с момента выдачи ему суммы займа в кассе банка или банкомате? Думается, что состав будет полным только в тот момент, когда произошли оба события – и представление недостоверной информации и передача денежных средств (то есть, по сути, хищение). Если при проверке представленных заемщиком документов будет обнаружена их подложность, а денежные средства будет решено по этому основанию не выдавать, то действия заемщика следует квалифицировать как приготовление к мошенничеству в сфере кредитования, и то – при доказанности факта заведомости (заемщик заведомо знал, что представляемые им сведения недостоверны).
Еще один нюанс: денежные средства выбывают из владения кредитора по его доброй воле, так как передаются по договору займа, после заключения договора займа и передачи суммы займа заемщику у кредитора остается право на возврат займа и процентов за его пользование. Таким образом, если подходить к анализу данного состава строго формально, то, в отличие от других составов преступлений против собственности, здесь в основе нарушенного права собственности кредитора должна учитываться не сумма переданных заемщику денежных средств, а гораздо бОльшая сумма – с процентами согласно договору.
Ранее этот вид мошенничества был достаточно подробно описан Пленумом Верховного Суда (ППВС от 27.12.2007 г. № 51):
«Как мошенничество квалифицируется безвозмездное обращение лицом в свою пользу или в пользу других лиц денежных средств, находящихся на счетах в банках, совершенное с корыстной целью путем обмана или злоупотребления доверием (например, путем представления в банк поддельных платежных поручений, заключения кредитного договора под условием возврата кредита, которое лицо не намерено выполнять).
В соответствии со статьей 140 Гражданского кодекса Российской Федерации платежи на территории Российской Федерации осуществляются путем наличных и безналичных расчетов, то есть находящиеся на счетах в банках денежные суммы могут использоваться в качестве платежного средства.
Исходя из этого с момента зачисления денег на банковский счет лица оно получает реальную возможность распоряжаться поступившими денежными средствами по своему усмотрению, например осуществлять расчеты от своего имени или от имени третьих лиц, не снимая денежных средств со счета, на который они были перечислены в результате мошенничества. В указанных случаях преступление следует считать оконченным с момента зачисления этих средств на счет лица, которое путем обмана или злоупотребления доверием изъяло денежные средства со счета их владельца, либо на счета других лиц, на которые похищенные средства поступили в результате преступных действий виновного».
Думается, что данные разъяснения вполне применимы и к новому составу статьи 159.1 УК РФ, с учетом того, что состав мошенничества в сфере кредитования теперь стал отдельным, специальным по отношению к простому мошенничеству статьи 159 УК РФ.
 
Статья 159.2 УК РФ: «Мошенничество при получении выплат»
Состав, который долго ждал своего появления в уголовном законе в качестве отдельной статьи, давно набрал достаточный удельный вес совершаемости в рамках общего количества преступлений.
Здесь подразумевается и общий субъект – любое лицо, которое представило заведомо ложные сведения для получения права на социальные выплаты, и специальный – лицо, имевшее право на социальные выплаты ранее, но не предупредившее о наступлении события, с которым прекращается выплата таких пособий, компенсаций и т.д.
Как следствие, в составе соединены два способа: действие - представление заведомо ложных и (или) недостоверных сведений и бездействие - умолчание о фактах, влекущих прекращение социальных выплат.
Спорный вопрос, с какого момента преступление считается оконченным: с момента представления ложных сведений в орган, осуществляющий социальные выплаты, с момента получения права на получение денежных средств в качестве социальных выплат (вынесения решения о предоставлении социальных выплат) или с момента фактического получения денежных средств лицом, предоставившим ранее недостоверные сведения. Так как состав сформулирован на основании общего понятия о хищении, скорее всего, преступление будет окончено в момент получения лицом денежных средств по факту, а все события до этого момента (представление недостоверных документов, вынесение уполномоченным органом решения о выплате социальных пособий, компенсаций и т.д.) должны квалифицироваться как приготовление к совершению мошенничества при получении социальных выплат.
То же самое и в отношении умолчания о фактах, влекущих прекращение социальных выплат лицу. С момента, когда такое лицо должно было в официальном порядке уведомить орган, осуществляющий выплату пособий, о наступлении определенного события, однако умышленно этого не сделало, действия квалифицируются как приготовление к совершению мошенничества. С момента получения первой (после неуведомления) выплаты состав окончен.
 
Статья 159.3 УК РФ: «Мошенничество с использованием платежных карт»
К уголовной ответственности по данной статье УК РФ будут привлекаться лица, похитившие чужое имущество с использованием платежной (кредитной, расчетной и т.п.) карты, поддельной или принадлежащей другому лицу, и тем самым вводящие в заблуждение уполномоченного работника кредитной, торговой и иной организации.
Особого внимания заслуживает характеристика способа совершения преступления. Лицо, которое получило имущество (не обязательно денежные средства) путем обмана уполномоченного работника банка, магазина или иной организации, предоставив ему для расчетов за имущество чужую (похищенную) или поддельную платежную карту, будет отвечать именно по этой статье УК РФ. Однако будет ли применима норма статьи 159.3 УК РФ в случае, если имущество лицом было получено без участия работника организации, например, при получении денежных средств посредством банкомата? Ранее Пленум ВС РФ указывал:
«Не образует состава мошенничества хищение чужих денежных средств путем использования заранее похищенной или поддельной кредитной (расчетной) карты, если выдача наличных денежных средств осуществляется посредством банкомата без участия уполномоченного работника кредитной организации. В этом случае содеянное следует квалифицировать по соответствующей части статьи 158 УК РФ».
Думается, что это правило будет применяться и сейчас.
Также следует отметить, что в случае, когда лицо использовало для получения имущества платежную карту, которую ранее само и изготовило, то содеянное следует квалифицировать по совокупности статей 159.3 и 187 УК РФ.
 
Статья 159.4 УК РФ: «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности»
Данный состав также давно требовал самостоятельной оценки законодателем виду своего широкого распространения. К сожалению, случаи преднамеренного неисполнения обязательств по договорам широко распространены в российской бизнес-среде.
Спорный вопрос относительно субъекта данного преступления – обязательно ли лицо, совершившее мошеннические действия в сфере предпринимательской деятельности, должно быть субъектом предпринимательства, т.е. иметь статус индивидуального предпринимателя или зарегистрировано в качестве юридического лица? Ведь преднамеренное неисполнение договорных отношений имеет место быть и в сфере оказания услуг субъектами предпринимательства простым гражданам, например: гражданин заключает договор с юридическим лицом, оказывающим услуги, при этом услуги он получает, но не оплачивает.
Скорее всего, самым тяжелым для правоприменителей станет доказывание факта преднамеренности неисполнения договорных обязательств. Здесь вескими доказательствами могут быть только зафиксированные факты обнаружения умысла – аудио-, видеозапись, письменные документы, из которых можно четко понять, что перед заключением договора с контрагентом лицо уже не собиралось исполнять свои обязательства по договору. Однако, стоит ли говорить о том, что у потерпевшего от таких преступных действий таких доказательств явно нет.
Особенностью данного состава также является то, что в качестве квалифицирующих признаков учтены только совершение преступления в крупном размере и в особо крупном размере. Это значит, что в случаях совершения данного преступления с иными квалифицирующими признаками - групповой признак, использование служебного положения лица, с тяжкими последствиями и т.д. – действия виновного следует квалифицировать либо по совокупности статей, либо только по статье 159.4 УК РФ (в последнем случае при назначении наказания дополнительные признаки будут учтены в качестве отягчающих обстоятельств).
 
Статья 159.5 УК РФ: «Мошенничество в сфере страхования»
Мошенничество в сфере страхования – это хищение чужого имущества путем обмана относительно наступления страхового случая, а равно размера страхового возмещения, подлежащего выплате в соответствии с законом либо договором страхователю или иному лицу.
Сразу стоит отметить, что в данном составе специальные и субъект преступления, и потерпевший. По сути, это стороны договора страхования: в случае обмана относительно наступления страхового случая субъектом будет страхователь, а потерпевшим, соответственно, страховщик; в случае обмана относительно размера страхового возмещения, подлежащего выплате, субъектом будет страховщик, а потерпевшим – страхователь или иное лицо, которому предназначалась выплата страхового возмещения.
Объективная сторона данного состава характеризуется двумя разными способами:
- обман относительно наступления страхового случая: страхователь сообщает в страховую компанию о наступлении страхового случая, руководствуясь корыстными мотивами - надеясь получить возмещение, когда на самом деле страховой случай не наступил;
- обман относительно размера страхового возмещения: намеренное необоснованное занижение суммы страховой выплаты страхователю для сбережения собственных средств страховой компанией.
Так как субъективная сторона данного состава характеризуется прямым умыслом, то здесь также возникает та же самая проблема доказывания преднамеренности действий виновного.
Среди квалифицирующих признаков данной статьи следует обратить внимание на такой признак, как причинение значительного ущерба гражданину. Такая формулировка автоматически распространяется только на один из способов объективной стороны – обман со стороны страховой компании относительно суммы возмещения.
На сегодняшний день существует обширная судебная практика разрешения споров относительно суммы страхового возмещения в гражданско-правовом порядке. С введением данного состава страховые компании оказались под «дамокловым мечом» уголовной ответственности: практика занижения сумм страховых выплат, ставшая уже вполне обычной для страховщиков, теперь грозит обернуться плачевными последствиями для руководителей страховых организаций в пределах от штрафа до ареста, а в случае причинения значительного ущерба потерпевшему страхователю – вплоть до лишения свободы.
Думается, что закрепление в УК РФ такого состава имеет превентивный характер, так как вследствие относительно невысокой общественной опасности и труднодоказуемости данного состава уголовная практика по данной статье будет невелика.
 
Статья 159.6 УК РФ: «Мошенничество в сфере компьютерной информации»
Преступлениям в сфере компьютерной информации нашли свое отражение в отдельной главе УК РФ (Глава 28 «Преступления в сфере компьютерной информации»), где законодатель закрепил три состава:
- неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации,
- создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ (попросту «пиратство»),
- нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей (самый «мертвый» из перечисленных составов).
Законодатель выделил данные составы в отдельную главу, так как посчитал нужным закрепить преступления, в результате совершения которых страдает охраняемая законом информация и нормальное функционирование компьютерных сетей, программ, баз данных.
В составе статьи 159.6 УК РФ, несмотря на то, что такое преступление также относится к преступлениям в сфере компьютерной информации, преступник посягает совсем на другое благо – на право собственности гражданина, а это благо гораздо чаще нарушается, и поэтому тщательнее охраняется законом – неслучайно глава преступлений против собственности в содержании кодекса идет перед главой о преступлениях в сфере компьютерной информации.
Данный состав мошенничества законодатель описывает следующим образом: хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем ввода, удаления, блокирования, модификации компьютерной информации либо иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей.
С объективной стороной данного состава, на первый взгляд, не возникает никаких вопросов, однако при совершении данного преступления совместно с использованием платежной карты (например, при использовании карты в кассовом аппарате, подключенном к компьютерной сети, данные вносятся в компьютерную базу данных) возникает коллизия специальных составов. Какой из составов – 159.3 и 159.6 – «специальнее», законодательство не разъясняет. Санкции у обеих статей одинаковые.
Комментарий Управляющего партнера ООО ЮФ «ЮРЛИГА-БИЗНЕС» Волкова И.П.: «Я считаю, что в данном случае необходимо вменять статью о мошенничестве с использованием платежных карт, так как это лишь один из способов манипуляций в сфере компьютерной информации, который законодатель посчитал нужным зафиксировать в качестве отдельного состава. Если мошенником не использовалась карта, а было использовано какое-либо другое устройство (компьютер, специальное устройство взлома, программа и т.п.), то применению подлежит именно статья 159.6 УК РФ».
 
Федеральный закон от 29.11.2012 №207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»м внес изменения и в правила определения пределов уголовной ответственности за совершение мошенничества, начиная с основного состава по ст. 159 УК РФ: здесь в части 4 появился новый квалифицирующий признак мошеннических действий – лишение права гражданина на жилое помещение – ввиду повышенной общественной опасности такого преступления и тяжести его последствия. Кроме того, увеличилась санкция за мошеннические действия с использованием служебного положения, а равно в крупном размере.
Примечательно, что законодатель ввел частичную декриминализацию мошенничества: для новых составов будет применяться иной размер крупного и особо крупного ущерба (за исключением состава статьи 159.2 УК РФ), чем предусмотренный для остальных преступлений против собственности – вместо привычных 250 000 рублей он составит 1 500 000 рублей, особо крупный – 6 000 000 рублей (вместо 1 000 000 рублей). Данное изменение имеет большое значение для квалификации преступных действий по новым составам мошенничества. Лица, совершившие деяния, предусмотренные статьями 159.1, 159.3, 159.4, 159.5, 159.6 УК РФ, в пределах общих размеров крупного и особо крупного ущерба – 250 000 рублей и 1 000 000 рублей, будут подлежать уголовной ответственности за совершение преступления по основному составу (части 1 соответствующей статьи, если нет иных квалифицирующих признаков группы, с использованием служебного положения и т.д.), а не по квалифицированному.
На данном этапе, пока не наработана следственная практика по новым составам мошенничества, прогнозируется следующая трудность вменения данных составов: так как все они основаны на субъективной стороне, характеризующейся преднамеренностью действий и прямым умыслом, правоохранителям будет трудно доказать факт появления умысла до совершения данных преступлений. В связи с этим составы могут оказаться «мертворожденными» нормами, без выработки практических методик расследования данной категории преступлений.